biolis
Fatum non penis, in manus non recite
***

розовым и золотым из груди вылетает дым. розовый мягкий был, ласковый и смешной, золото только жгло. розовый, словно шелк, мягко стелил нутро, золото иглами било через него. розовый с золотым: сказки, мечты и сны. были бы мы вольны произнести: любим, розовым стало б небо, облако - золотым, былью вернулась небыль, морем - осколки льдин. розовым билось сердце в розовый рёбер склон, золотом импульс нервный бил по нему хлыстом, и на изнанке века, в золоте от огня, билась любовь поэта, похожего на меня


***

ну же, ну же, вот твой маятник в голове
не ходи ко сну, в нем бессилен ты, глух и нем
наблюдателем: слева жизнь, ну а справа - я
что, бежишь опять? ты ж не движешься нихуя!

это оторопь и разрез посреди груди:
он сидит внутри, незабвенный, совсем один,
не печален, но неулыбчив, как прежде - глух.
ты немеешь, не смея глаз отвести от рук:

от точеных пальцев, запястий, локтей, ключиц...
дааа, вот этот, он точно смог б меня приручить.
посмотрел - как закинул удочку вглубь души -
ты теперь с крючком в гортани попробуй жить.

беспокойная, бьюсь и мечусь, да рвусь ко дну,
горлом хлещет кровь, ты ж гляди на розовую волну:
видишь, в пене, в биеньи моря, в желе из слёз, -
золотое? блесна, которую ты принёс.